Облако


postheadericon Ремонт выполняет строительная компания … Хорошо это или плохо?

23.08.2012

Нет лучшей темы для общего разговора, чем ремонт. Когда встречаются мужчины, они спорят о машинах, футболе и политике. Женщины рассказывают о своих детях. Но если за столом собрались две-три семейные пары, беседа сама собой заходит о ремонте.

Эта тема всех интересует. Об этом все знают. Кто-то долго не может решиться, кто-то только что закончил и сватает своего архитектора, расхваливает свою бригаду, подсказывает, где и как можно дешево заказать дубовые двери. Для тех, кто пережил ремонт нет большего удовольствия, чем давать советы. И уже жена начинает рисовать картины новой жизни в обновленной квартире, дети ноют: у кого комната будет больше, а главный инвестор — муж — думает, где бы занять еще пару лишних тысяч.

Оживление за столом вызывают рассказы о друзьях, что «два года не могут закончить ремонт». Эти бедолаги живут среди пыльных мешков с цементом, по дому снуют рабочие, что-то пидстукують, где пидгвинчують. «Когда же, наконец, это закончится!» — Не без легкого мазохизма причитают владельцы квартиры преображается на глазах, чтобы после окончания этого кошмара еще три года всем рассказывать о ремонтных муки. И выясняется, что никакие это не муки. Сначала муж и жена вместе совершают набеги на салоны в поисках новой мебели. Постепенно человек сходит с дистанции, и тут жена берет командование на себя. Из тихой домохозяйки она превратилась в жесткого руководителя и вовсю тратит неиспользованный талант менеджера. Она облагается журналами по интерьеру. Она придирчиво изучает смету на каждый купленный гвоздь, она помнит все трещинки, она по семь раз заставляет перекрашивать стены. Рабочие ее любят и побаиваются. Ремонт — это ее звездный час.

Порой кажется, что ремонт — это навсегда. Что мы родились, когда рабочие начинали сдирать старые обои, пошли в школу, когда выравнивали стены, поженились, выбирая кафельную плитку. Что до конца жизни следует менять дверные ручки и переносить телефонные розетки.

Но в один день все закончилось. Вечером семья собирается в гостиной, куда дети уже стащили все свое лего, и любуется на невиданную красоту. Они счастливы. И ради этого счастья можно пожертвовать годом метаний, мучений и временных неудобств. Ведь главное — чтобы дома было хорошо.

По ту сторону баррикад

Взгляд строителя на процесс ремонта всегда сильно отличается от взгляда заказчика. Тем интереснее посмотреть на ситуацию «по ту сторону баррикад». И потом, общение со строителями дает возможность получить информацию о чужом опыте в аккумулированном виде и, как следствие, не «наступать на грабли», которые можно обойти. Наш собеседник — директор строительной фирмы с почти восьмилетним опытом работы, Владимир Голубка.

Допустим, я решил ремонтировать свою квартиру, что я должен сделать в первую очередь, с чего начать?

Давайте определимся. Наверное, нам не стоит говорить о людях, способных нанять управляющего, который будет постоянно заниматься их ремонтом и осуществлять все связи. И мы не будем брать тех, кто собирается сам штукатурить стены и наклеивать обои. Возьмем средний класс, то есть тех, кто собирается заниматься организацией процесса и не хочет отдавать контроль за ним в чужие руки. Во-первых, ты должен решить, что ты хочешь получить в результате. Хотя бы в первом приближении. Я имею в виду расположение помещений, их назначение (где детская, где спальня и т.д.). Какую ты хочешь отделку, какие окна, какие двери, набор мебели, техники и так далее. То есть сначала нужно определить какие-то хотя бы примерные цели.

Дальше нужно найти проектанта — человека или организацию, которая сделает проект (в проект входят дизайн-проект и набор технической документации, вплоть до спецификации гвоздей и электрических розеток). Тут есть выбор. Есть отдельно проектные фирмы, которые не связаны со строительными фирмами, есть проектные фирмы, входящие в состав строительных фирм, как у нас. Второй вариант в принципе лучше, так как в первом варианте ты получаешь некий проект и дальше под этот проект ты ищешь строителей. Из-за того, что каждая проектная организация, дизайн-студия выдает только им присущий набор документов (потому что нет унифицированного комплекта), потом сразу возникают проблемы связки между проектной организацией и строительной.

Проблемы связки и проблемы возможности выполнения?

Проблемы возможности выполнения того, что они нарисовали.

В конкретных строителей?

Так. Соответственно, ты потом будешь связывать одних и других. И здесь очень часто возможны конфликты, и у нас уже это было. Приходил заказчик и говорил, что у меня есть свои проектанты. Естественно, потому что мы не знаем этого проектировщика, соответственно мы должны очень тщательно просмотреть все, что он нам дал. После этого мы выдаем список: что нам нужно еще. Как правило, сразу возникает конфликт. Проектировщик говорит: «Строители хотят слишком много, чтобы я им тут нарисовал, очевидно, некомпетентные строители». Строители говорят: «Уважаемый заказчик, вас, в общем, надули, вам дали картинки, но не дали ни одного рабочего чертежа — то, по чему можно строить». Первый конфликт возник.

И ты стоишь перед выбором: что делать дальше, потому что проектировщику ты уже заплатил, возврата нет, либо доплачивать ему, чтобы он делал под этих строителей чертежи, либо искать следующих строителей. Не факт, что там не будет того самого, скорее всего, — будет, потому что необоснованных требований от строителей в принципе не бывает. Никто не будет требовать расписать ему технологию заключения керамической плитки, завинчивания, прикручивания гипсокартона к стойкам, но, как правило, все строители понимают, что архитекторы дают некую общую схему работы, а потом уже в процессе ее дополняют. То есть так называемый авторский надзор, о котором пекутся все архитекторы, — это не что иное, как исправление ошибок, что наделал в процессе проектирования. Если проект сделан грамотно, и все предусмотрено, и заказчик в процессе работы ничего не меняет, то архитектор на объекте не требуется. Он все сделал, все написал: эта розетка находится от стены на таком-то расстоянии, здесь — на такой-то, индекс розетки такой-то, фирма-поставщик — такая-то. Все. Провод к ней подходит такой-то, на автомат такой-то. Все есть. Ничего не надо больше него.

Чаще архитектор делает какую-то принципиальную схему, а затем, в течение всего ремонта, 3-4-5 месяцев, бегает и говорит: «Ой, нет, эта розетка не сюда. Ой, давайте сюда перенесем. Какой будет вид? Вот так будет хорошо» . Естественно, возникает еще один конфликт, потому что строители говорят: «Уважаемый, мы заложили в смете: провод — такой-то, розетка — такая-то, мы ее установили, мы свою работу выполнили». Далее он говорит: «Поставьте ее на 2 сантиметра в сторону, потому что она не симметрична относительно люстры». Строители говорят: «Хорошо», и приносят заказчику допопвнений смету: «Уважаемый, мы переносим по требованию архитектора». Опять конфликт. Поэтому, когда архитектурная фирма и строительная связаны — лучший вариант. Меньше потенциальных конфликтов, меньше хлопот для заказчика, и ответственность в одних руках. И уровень взаимопонимания выше. Взаимоотношения между архитекторами и строителями не «идут» к заказчику, он не является каким-то третейским судьей между ними, его это уже не интересует.

То есть лучше искать проектанта, который работает с конкретными строителями?

Даже если в строительной фирме нет проектировщика, то, как правило, проектные бюро, с которыми они работают. Да, и идти нужно от строителя.

Или от проектанта к строителю?

Но тогда нужно на стадии, когда выбираешь фирму, знакомиться не только с архитектором, но и с теми строителями, с которыми он работает, знакомится с их качеством, с их объектами.

Потому что может так случиться, что проектант тебя устроит, а строители — нет?

А строители могут не дотянуть до того уровня, которого ты ждешь. И очень часто мы сталкивались именно с таким подходом, потому что для многих проектировщиков на сегодняшний день квартиры не были основными. Были основными магазины, павильоны, какие-то крупные объекты, соответственно — это предполагает завязку на какие-то более серьезные строительные организации, именно строительные, не отделочные. А тут совершенно четко: строитель обработчиком быть не может, так же, как я — обработчик — никогда не пойду в строители. Две большие разницы. Соответственно, если договариваешься с архитектором, сразу нужно договариваться с его обработчиками и выяснять все, что касается этих обработчиков. Далее. Ты этот путь прошел. Каким-то образом ты выбрал из десятка фирм три, более подходящие, по своим представлениям. Три фирмы — классический вариант. Что еще, кроме критерия качества строителей и интересной работы архитектора? Естественно, цена. Цена на проектные работы и цена на отделочные работы. Здесь очень сложно дать какие-то определенные рекомендации, так как в принципе все цены в городе примерно одинаковые, если ты не обращаешься в какую-то крутую дизайн-студию, какое-то именное проектное бюро. Там цена у тебя будет вдвое выше. И подход будет совсем другой. Если ты приходишь в серьезную, именную студию, архитектор все будет делать сам, и он с тобой советоваться не будет.

Почему?

Потому что он является автором, и любое посягательство на его авторство как со стороны заказчика, так и с любого другого стороны, он терпеть не будет. Он сказал, что это должно быть так, здесь должна быть оранжевая плитка на синем фоне — хоть умри, хоть говори, что у тебя от этого болит голова … Менее именитые фирмы имеют, естественно, более гибкое отношение к заказчику, они не могут себе этого позволить, возможно, хотели бы, но не могут. Хотя здесь тоже любому заказчику следует понимать, что нельзя диктовать архитектору полностью весь стиль, потому что это будет дизайн самого заказчика. Тогда зачем он пришел к специалисту?

То есть задача архитектора — выслушать тебя полностью, что ты хочешь, твои безумные пожелания, все, все, все — хочу тут такое, такое, такое. Плюс каждый из наших заказчиков приходит с пачкой журналов «Салон» и еще с чем-то, показывает: «Мне нравится это, это, это» — замечательно. Дизайнер понял. Дальше он начинает отсекать лишнее — то, что не вяжется с данным стилем, с какой-то концепцией. У дизайнера складывается концепция твоей собственной квартиры, исходя из твоих пожеланий, то есть он понимает, что тебе нравится, и, естественно, у него возникает некий образ. Далее любое вмешательство заказчика в этот образ возможно в определенных рамках: дизайнер уже не будет говорить, что сюда нужен только этот вид обои — нет, он в любом случае даст какой-то выбор, но выбор будет очень ограничен.

Вернемся к проекту. Что я должен сказать проектировщику?

Ты должен сказать все, в принципе все, что ты, так или иначе, хочешь в этой квартире. На первой встрече ты должен сказать абсолютно все, даже самые бредовые идеи. Проектировщик все это должен зафиксировать.

Не важно, насколько это все структурировано?

Нет, вывалить все, даже безумные какие-то вещи — скворечник на крыше, в котором будет лифт. Все что угодно. Ты должен это сделать. И задача дизайнера — понять, выдать некую структуру и убрать лишнее.

Я должен на первом этапе работы с проектировщиком говорить, сколько у меня есть денег, сколько я готов потратить на ремонт?

Желательно. Но это возможно только в том случае, если проектировщик работает со строительной фирмой, то есть ты должен им ставить уже задачу: уважаемые господа, у меня есть вот такое-то количество денег …

Это правильная, вообще, постановка вопроса?

Да, это самая постановка вопроса, но вследствие какой-то недоверия наших граждан к строителям они этого не делают и считают — а вдруг им дадут за эти деньги меньше, чем можно. На самом деле, в конечном итоге, мы подходим к тому же, только с другой стороны и с гораздо большей потерей времени. Если заказчик сразу определяет: «У меня есть 30 тысяч, сюда должны вписаться и проект, и отделка, и двери, и сантехника», — это лучшая постановка вопроса, но это крайне редко.

Но, вообще если заказчик все равно прибегает к тендеру и выбирает лучшую цену …

А можно выбирать по-разному. И каждая из фирм скажет, что она на эти деньги сделает. Это лучший вариант, но пока этого нет. На Западе — там четко. Вот у меня есть такой-то бюджет. Мне нужно сделать то-то, то-то, то-то и что-то там еще. Это должна быть закончена квартира, в которой можно жить и которая должна соответствовать моим требованиям. Заключается? Ваш заказ. Не укладывается? Не ваше заказа.

Стандартно получается наоборот? Заказчик ждет, пока ему принесут цены, и начинает выбирать?

Так, он ждет, пока ему принесут цены, начинает что-то выискивать, выбирать, отрезать. Часто отрезают какие-то ключевые дизайнерские моменты, потому что дизайнер делает, не имея представления о бюджете. Вот у нас недавно был случай: мы сделали дизайн замечательный, великолепный дизайн, но цена на подобный ремонт была вдвое больше, чем мог себе позволить заказчик, то есть практически мы сделали пустую работу. Что происходит дальше? Заказчику очень нравится дизайн, но денег таких у него нет. Он говорит: «Давайте упростим чуть-чуть здесь, будет не натуральный паркет, а ламинат, давайте отсюда отрежем — будут не такие двери, а такие». Так, в результате такого отрезка мы придем к его цене, но от образа, созданный дизайнером, уже ничего не осталось. Нужно сразу ставить рамки. А иначе получается анекдот. Пришел в магазин покупать «Мерседес», на весь «Мерседес» денег не хватает, давайте уберем двери. Сколько это будет стоить? Не хватает. Давайте — капот. А колеса поставим поменьше и двигатель проще, от «Запорожца». Отлично! В цену мы вписались, но дует. И, вообще-то, не едет. Колеса маленькие, выхлопная труба бьет об асфальт. Что дальше? Не проще зайти в салон «Мазда» и купить «Мазду» за эти деньги? Она едет. Если переводить на более понятный язык, это так и происходит.

Я могу обойтись без проекта?

Ты можешь обойтись без проекта, если ты не делаешь никакого перепланировки. Если тебе нужна только отделка. И в этом случае ты сам едешь, все покупаешь, но это, как правило, вариант новостроек. Там нужен не проект, а консультация дизайнера. Нужны какие-то необходимые чертежи, допустим, по электричеству, всегда меняется.

Кто их делает?

Строители, конечно. Схема по сантехнике, если переносятся сантехприборы — то от заказчика в данном случае нужно немного больше времени, потому что, потому что он сам покупает материалы, он частично берет на себя роль дизайнера, архитектора, проектировщика. Значит, он должен быть на объекте: обои такая-то — так, бордюрчик — вот на такой высоте от пола, показал, строители наклеили. Не понравилось, переделали. Но это редко бывает. Потому что, как правило, никто из заказчиков не признается, что то, что придумал сам, — ему не понравилось. Или, допустим, плитка размером 15 на 20, а стена у нас — не кратна 15. Он должен сказать, откуда ему делать разгонку, где ему отрезать плитку, с какой стороны. Или, например, банальный случай — дверная коробка имеет определенную толщину, а стена имеет толщину другую. Проектировщик знает: у него толщина стенки — 66 плюс 12, — толщина такая-то, что нужно сделать? Нужно заказывать доставку к этой коробке, или заказывать нестандартную коробку, или заказывать нестандартную наличник. Он знает наперед, а заказчик этого знать не может. Естественно, возникают такие вещи, поэтому ему приходится бывать очень часто. Его прораб, что ведет объект, звонит: «Уважаемый Петр Петрович, двери, вы купили, не подходят, потому что они выше, чем тот проем был тут. Так, вам нужно было прежде, чем покупать, спросить нас размер проема «. Что делаем? Петр Петрович думает и говорит: «А давайте отрежем двери снизу». Мы говорим: «Хорошо, нарушается конструкция двери, и мы не возьмемся за эту работу, потому что потом вы предъявите к нам претензии. Нельзя». Он говорит: «Я найду кто» — и везет эти двери. Вот идет такая карусель. Очень крепкие нервы должны быть у заказчика.

Выбор строителей, насколько я понимаю, сводится к выбору между строительно-ремонтной фирмой и шабашниками, которых на рынке сейчас работает довольно много. В чем разница и кого выбрать?

Если у тебя квартира — в старом фонде, здание начала века, и ты каких-то шабашников по «Центр-плюс» или по «Рекламе-шанс», ты просто сумасшедший, и это уже диагноз.

В чем на самом деле принципиальная разница между шабашниками и строительной фирмой?

В том, что строительная фирма — это некая структура, что делает более расширенный спектр услуг и может брать на себя более серьезные проекты, чем шабашники.

А как с ответственностью дела там и там?

Ответственности в шабашников, сам понимаешь, никакой, потому как он пришел, сделал, и — дальше, а если у тебя что-то отвалилось, что ты будешь делать?

А со строительной фирмой что ты будешь делать?

Договор. Есть гарантийные обязательства.

Есть принципиальная разница в наличии или отсутствии договора, что позволяет потом требовать переделки?

Так. Это во-первых. Во-вторых — в мощности фирмы, а это влияет на скорость и качество работ, в-третьих — в надежности, потому что можно посмотреть, сколько фирма существует, поговорить с ее старыми заказчиками, посмотреть ее историю, посмотреть ее объекты и так далее.

Шабашники дешевле?

Нет. Это некий парадокс. Мы прослеживаем ситуацию по шабашников и с удивлением обнаруживаем, что цены иногда выше, чем наши, причем существенно.

А почему?

Все очень просто. Когда шабашник заканчивает один объект, не факт, что он сразу получит следующий. Ему на зарабатывание денег еще нужно иметь «между объектами».



Интересное
Самое интересное

Строительный портал ...